Бесплатный конструктор сайтов - uCoz
Четверг, 12.12.2019, 16:51

Вдохновение






НЕЗАВИСИМОЕ МНЕНИЕ ПО УКРАИНЕ

Не надо строить иллюзий, эти потомки Бандеры без поддержки извне, без денег, без политической поддержки, без печенек от кондитерской фабрики имени Нуланд, наконец, ни на какие майданы не пойдут. Так и будут ходить кругами, стучать в барабаны и символически жечь в Киеве по 2-3 покрышки. Потому что прекрасно знают, сегодня у власти не Янукович с добрым и ласковым "Беркутом", а точно такие же отморозки, которые уже хлебнули крови и с удовольствием перестреляют не то что "небесную сотню", а и "приземленную" тысячу. - http://www.nakanune.ru/articles/111938/#sthash.nR5INmfr.dpuf

Шуточная песенка

































Визитка
меню раздела
Архив записей








Деловые новости


Реферальный банер


Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Яндекс.Метрика

Для чтения

Главная » Статьи » Анталогия таинственных случаев

Тайна гентского алтаря

   Ночью 10 апреля 1934 года в собор святого Бавона в Генте проник злоумышленник. Он забрался в одну из капелл — ту, где находился знаменитый Гентский алтарь, и похитил боковую створку с изображением «праведных судей» на одной доске и Иоанна Крестителя — на другой.

Пропажу обнаружили утром.

О чрезвычайном происшествии доложили правительству. Были подняты на ноги полиция и войска, закрыта граница, произведены повальные обыски на вокзалах, аэродромах и в портах...

Прошло несколько недель. На имя гентского епископа поступило письмо. Автор сообщал, что украденные изобра­жения у него. Он не вор, ему просто удалось перехитрить воров. И он готов возвратить свой «трофей»... за один мил­лион франков. Если господин епископ пожелает вступить в переговоры, пусть даст соответствующее объявление на имя Д. У. А. в вечерней брюссельской газете. И пусть по­остережется в отношении полиции, иначе драгоценные доски будут уничтожены. Пока епископ размышлял, как поступить, прибыло второе письмо. Оно тоже было подписано загадочными инициала­ми. Дабы у епископа не оставалось сомнений, Д. У. А. ре­шил возвратить безвозмездно одну роспись. За другую  просил все тот же миллион франков. Письмо заканчива­лось припиской: неплохо бы ускорить дело, в противном случае трудно поручиться за сохранность досок. Нервы епископа не выдержали. 25 мая в вечерней буль­варной газетенке появилось объявление: «Д. У. А. Согласен».

Д. У. А. сдержал слово. Через пять дней в камере хране­ния Брюссельского вокзала уполномоченному епископа вру­чили аккуратно завернутую в восковую бумагу доску с изо­бражением Иоанна Крестителя.

  В силу некоторых причин (немаловажным, очевидно, ока­залось и то, что епископ все-таки обратился в полицию) даль­нейшие переговоры заинтересованных сторон по поводу оставшейся доски временно прервались...

Неизвестно, чем бы кончилась эта история, если бы через полгода на заседании группы политиков, принадлежавших к католической партии, один из докладчиков не почувствовал себя плохо. Имя его — Арсеен Гедертир. Человек он был известный: директор художественного училища, владелец не­большого банка, председатель благотворительного общества.

Итак, потерявшего сознание Арсеена Гедертира уложили на кушетку, послали за врачом и за священником. Придя на минуту в себя, Гедертир подзывает своего друга, адво­ката Фоса. «Запомни, — шепчет умирающий, — все, относя­щееся к краже в соборе, у меня дома в письменном столе. Ключ в кармане халата. Картина...»

Где находится картина, Гедертир сказать так и не успел.

...В письменном столе под кипой деловых бумаг Фос на­шел палку с надписью «Благотворительные дела». Открыл ее, и — что это?  Перед ним копии всех писем Д. У. А. Не только копии! Адвокат распечатал еще не отправленное письмо. «Картина спрятана в «общественном месте», — гла­сил скупой текст.

Правда о Гедертире стала достоянием гласности лишь че­рез несколько дней после торжественных похорон. Полиция обыскивает дом умершего. Сыщики поднимают паркет, вы­стукивают стены. Поиски ведутся в храме святого Бавона, в домах родственников покойного. Никаких результатов.

Историки искусства до сих пор спорят, кто автор Гент­ского алтаря? По свидетельству некоторых средневеко­вых хронистов и судя по надписи на самом алтаре — это творение братьев ван Эйк, Губерта и Яна. Но тщательнейшие исследования, произведенные в 1951—1952 годах во всеору­жии современных технических средств, зафиксировали руку лишь одного художника — великого нидерландского худож­ника XV века Яна ван Эйка!

Алтарь состоит из главной части, составленной из многих досок и створок, расписанных снаружи и внутри.

Для поколений людей он был и остается символом высо­чайшего искусства.

  Гентский алтарь  не раз привлекал взоры грабителей всех мастей. Лишь первые 133 года (воз­ведение алтаря было закончено в 1432 году) ему «жилось» более-менее спокойно. Но в 1566 году сокровище собора святого Бавона еле удалось спасти от нидерландских ико­ноборцев. Разъяренная толпа протестантов, ворвавшаяся в храм, увидела лишь голую стену. Алтарь вовремя спрятали в городской ратуше.

В 1781 году собор посетил австрийский император Иосиф II. Он внимательно осмотрел алтарь и выразил неудо­вольствие: почему Адам и Ева изображены нагими? Отцы города, получив столь ценное указание, хотели сгоряча по­ручить какому-нибудь художнику приодеть нескромных пра­родителей, но потом просто сняли оскорблявшие взор его императорского величества доски и отправили их... в кла­довую. Там картины пролежали тринадцать лет, пока к ним не присоединились и створки алтаря. Дело в том, что четыре доски его центральной части увезли из Гента в Париж рети­вые интенданты французской армии.

  Когда после разгрома Наполеона под Ватерлоо централь­ная часть алтаря вернулась на свое законное место, оказа­лось, что пройдоха викарий продал крылья алтаря владельцу антикварной фирмы. Затем они были перепроданы в Ан­глию, потом оказались в королевской коллекции в Берлине, а многострадальных Адама и Еву церковники уступили госу­дарству за приличную мзду, получив взамен копии. Ориги­налы попали в Брюссельский музей.

Так Гентский алтарь был разделен на три части.

  Кайзеровские воины, ворвавшись в 1914 году на территорию Бельгии, разорили библиотеку в Лувене и конфиско­вали все произведения искусства в Малине. Сомнений не было: Гентский алтарь ожидает та же участь. Об этом и заявил епископу и бургомистру каноник собора ван-дер Гейн. Но те отнеслись к его затее скептически.

Упорный каноник обратился к министру по делам искусств. «Да, — ответил министр, — алтарь следует спрятать. От­правлять его куда-либо слишком поздно. Справитесь ли только? Я, к сожалению, помочь ничем не могу» (правитель­ство уже сидело на чемоданах, и министру действительно было трудно что-либо предпринять).

  ...За день до вступления немцев в город по его притих­шим улицам прогрохотала запряженная двумя клячами под­вода. Под грудой рухляди, на дне повозки, лежали ящики с завернутыми в одеяла алтарными досками. Подвода оста­новилась возле двух уединенных вилл. «Операцию» по спа­сению национальных ценностей осуществили ван-дер Гейн и четверо его помощников. Среди них был и Гедертир, тот самый Гедертир, который двадцатью годами позже совершит свою дерзкую кражу. Вскоре оккупанты вспомнили об алтаре. Вместо ответа на их расспросы каноник достал из папки конверт с печатью бельгийского министерства по делам искусств. Это было предписание: «Духовенство св. Бавона обязано передать Гент­ский алтарь предъявителю сего письма, заместителю ми­нистра, которому и поручается вывезти алтарь в Англию».

Кто именно отправил алтарь? вежливо спросили двое мужчин с довольно бравой выправкой, назвавшиеся служа­щими Берлинского музея. — Когда? Каким образом?

Спросите министра, — ответил каноник. Министра? Теперь не время для шуток. Можно поду­мать, будто вам неизвестно, что министр по ту сторону фронта, во Франции) Что ж, подождем пока победоносные армии кайзера возьмут Гавр...

Немцы вновь и «новь подвергли допросам каноника и епископа. Но так ничего от них и не добились.

 Лишь в ноябре 1918 года сокровище было извлечено из тайников. По Версальскому договору Германия обязалась возвратить Бельгии и те шесть досок, что в свое время ока­зались в Берлине. Бельгийское правительство в знак при­знательности за спасение алтаря во время войны возвратило собору оригиналы с изображением Адама и Евы.

 ...1923 год. Впервые чуть ли не за полтораста лет в собо­ре св. Бавона вновь сияет во всем своем великолепии про­славленный алтарь!

  Поиски украденной Гедертиром доски ни к чему не привели, и в 1935 году духовным властям Гента не остается ничего другого, как заменить пропавший оригинал копией.

Четырьмя годами позже началась вторая мировая война. Фашистские орды захватывали страну за страной. И повсю­ду вели невиданный централизованный грабеж художест­венных ценностей. Специальные уполномоченные Гитлера, специальные уполномоченные Геринга, зондеркоманды Гимм­лера, уполномоченные Розенберга тянули свои лапы к про­изведениям искусства. Гентский алтарь был вывезен на неоккупированную терри­торию Франции, в старинный замок По, принадлежавший еще Генриху IV. Было специально оговорено, что немцы не станут посягать на сокровища, хранившиеся в замке По, чьи бы они ни были, французские или бельгийские.Фашисты, разумеется, нарушили и это соглашение.

Эрнст Бухнер, директор Баварского музея искусств, полу­чив соответствующее задание, прибыл в сопровождении трех эсэсовских офицеров в По и добился выдачи алтаря. А в октябре 1944 года специальный поезд доставил к ста­рым соляным копям в Альт-Аусзее, в Австрии, очередную партию награбленных гитлеровцами художественных творе­ний. Здесь, в глубокой штольне, был оборудован по прика­занию Гитлера огромный склад. О его существовании знали немногие...

...По мере того как 3-я американская армия продвигалась в глубь Франции, офицеры — эксперты по украденным нем­цами сокровищам — наводили справки и о Гентском алтаре. Кое-кто утверждал, что из Парижа алтарь перевезли в под­земное убежище рейнского замка Эренбрайтштейн, напротив Кобленца. Называли Коринхалл близ Берлина, роскошный дворец Геринга. Говорили, что алтарь в Берхтесгадене, в ре­зиденции самого фюрера. Клялись, что алтарь давно от­правлен в нейтральную страну: то ли в Швецию, то ли в Швейцарию.

Разобраться было трудно. Помогла счастливая случайность. Американский капитан, начальник группы по охране памят­ников искусств, отправился однажды вместе с сослуживцем на поиски зубного врача. Немец-дантист оказался слово­охотливым. Он не только вылечил больной зуб янки, но, узнав, чем занимаются его пациенты, знакомит их с одним своим родственником. Тот достает карту, обводит кружком местечко Альт-Аусзее и говорит: «Здесь, в подземной штольне, один из главных складов захваченных гитлеровца­ми творений искусства».

...Эсэсовская охрана не успела взорвать штольню. Среди награбленных шедевров (6577 картин, 230 рисунков и акваре­лей, 954 гравюры, 137 скульптур, 1500 ящиков книг) был и Гентский алтарь.

Настал день, когда Бельгия праздновала возвращение сво­его сокровища. Алтарь вновь засиял в соборе святого Ба­вона.

  Однако доску, украденную Гедертиром, не нашли и по­ныне. 500 тысяч франков тому, кто возвратит или хотя бы ука­жет местонахождение росписи! Вознаграждение, обещанное одним из брюссельских издательств, до сих пор не выдано никому.

 

Категория: Анталогия таинственных случаев | Добавил: kosaalex (13.11.2012)
Просмотров: 2121 | Рейтинг: 5.0/28




Бесплатный конструктор сайтов - uCoz